Banner Top

Log in
  

Что теперь будет с базой Кизилташ?

Мое детство прошло в Капсельской долине, что под Судаком в Крыму.

Тут располагалась воинская часть 72019-«Б». Ракетный дивизион войск ПВО страны состоявший из ракет типа С-75.

Зона была запретная, строго охраняемая и въезд в Капсельскую долину посторонним, кроме военных, был запрещен.

На дороге, проходившей рядом с воинской частью, на пути к мысу Меганом, стоял часовой, и дорогу перекрывал шлагбаум.

 

Довольно часто часовые задерживали возле части разных туристов дикарей. Особенно молодежь. Их сопровождали в часть для выяснения личности, но потом отпускали не сразу. Как правило, заставляли убирать территорию, или даже чистить солдатский туалет.

Достопримечательности тут такие. От ракетной позиции всего в паре километров - мыс Меганом. Самый большой мыс в Крыму. Рядом - Солнечная долина, и знаменитый винзавод «Солнечная долина» (другое название - «Архедерессе»), основанный князем Голицыным.

Уже много лет спустя, я впервые услышал о некоем секретном объекте, который находился за Судаком, в районе села Щебетовка. И мне стало понятно назначение нашего ракетного дивизиона. Он прикрывал бы в случае войны этот сверхсекретный и сверхважный объект, так как от воинской части до него всего километров 10 по прямой, через горный перевал.

Что же это за объект? Если спускаться по перевалу на машине вниз, со стороны Судака (или Солнечной долины) не доезжая немного села Щебетовка будет незаметный крутой поворот налево. Там всегда стоял знак «Въезд запрещен». Дорога ведет в горное ущелье. Причем, что интересно, когда едешь со стороны Судака, то сверху вообще ничего не видно. Ни домов, ни построек. Однако, тут, внизу был построен большой военный городок. Дома, школа, поликлиника.

Теперь о существовании этой базы известно многое, и она давно уже - не секретный объект, как это было еще совсем недавно.

Но, прежде чем рассказать о том, что за объект здесь находился, расскажем о самом месте Кизилташ. О его истории и о тех людях, которые тут жили еще до прихода сюда военных в 1950 году.

Монастырь

Одними из первых поселенцев в Урочище Кизилташ (Краснокаменка) были монахи.

В урочище, в скале, есть пещера, где устроена часовня. Тут еще можно разглядеть изображения неизвестного святого. В пещере струится родник святого Стефана Сурожского.

По преданию, на дне этого источника в 1825 году пастух увидел икону Божьей матери. Пастух отдал икону купцу, тот отвез ее в Феодосию и передал икону протоиерею Иосифу.

Деревянная икона Пресвятой Богородицы была передана в церковь святителя Стефана. После чего сюда стали стекаться верующие люди. В день успения Богоматери — 15 августа христиане стали совершать Богослужения в знаменитой пещере.

Первыми поселенцами мужского монастыря стали странствующие богомольцы Андронник и Пантелеймон, которые и построили тут первый молитвенный дом.

Архиепископ Иннокентий в 1856 году освятил эту церковь во имя святого Стефана Сурожского.

Первым настоятелем стал игумен Арсений, и было тут тогда уже 11 монахов.

В 1859 году настоятель сменился. Его место занял Иеромонах Парфений, и при нем монастырь расширился.

Было построено подсобное хозяйство, монахи стали заниматься садоводством, виноградарством.

В 1866 году игумен был убит. По официальной версии событий игумен был убит татарами и сожжен вместе с лошадью с целью укрытия улик преступления.

Военный суд вынес смертный приговор трем убийцам, и они были повешены на площади в Феодосии.

Русская православная церковь в 2000 году причислила игумена Парфения к лику святых.

Следующий настоятель игумен Николай управлял монастырем более 20 лет.

Во времена его правления была выстроена церковь с колокольней. Ее освятили в 1871 году во имя Божьей Матери. Найденная в источнике икона Божьей матери была установлена над Царскими вратами. Но, эта церковь была только летней, из-за отсутствия отопления в ней. В 1885 году был построен второй зимний храм, освященный в честь святого Стефана Сурожского.

Со временем на территории монастыря улучшалась инфраструктура. Для настоятеля храма был построен дом, затем просфорная, трапезная, гостиница для богомольцев, мастерская и хозяйственные постройки. На вершинах гор были установлены кресты, указывающие путь странствующим паломникам. Киновия, расположенная в красивейшем месте Крыма, целебные источники с содержанием серы, лечебные грязи недалеко от монастыря привлекали не только богомольцев, но и людей страдающих разными заболеваниями.

К 1894 году число братьев проживающих в обители достигло 65 человек.

С приходом Советской власти в монастыре создали детскую трудовую колонию, в которой монахи руководили сельскохозяйственными работами. В 1923 году было принято решение о прекращении деятельности монастыря и во всех его церквях прекратились богослужения.

В 1924 году образовали на территории монастыря вместо детской колонии трудовую колонию имени Калинина. В 1927 году колонию ликвидировали и вместо нее создали сельскохозяйственную артель.

Последний настоятель монастыря отец Софроний (Дубинин), был сослан в Чернигов, где в 1928 году скончался.

В 1930 на территории монастыря был создан дом отдыха ВВС Московского военного округа, который продолжал функционировать до начала Великой Отечественной войны.

В период войны помещения монастыря использовались под хранение боеприпасов.

Несколько раз тут возникали боевые столкновения партизан с немецкими солдатами.

После окончания войны территория бывшего монастыря стала строго охраняемой и закрытой для посещения верующих, исследователей и просто туристов.

В 1950 году тут началось строительство военной базы по хранению ядерных зарядов.

Ядерная база в ущелье

В конце 1950 года Совет Министров СССР принял решение о создании так называемых центральных баз хранения ядерного оружия — ЦБХ.

Эти базы призваны были осуществлять сборку произведённых на заводах МСМ (министерство среднего машиностроения) боеприпасов и их хранение.

Одну из таких ЦБХ и было решено построить в Кизилташской долине, которая давала возможность создать надёжную охрану территории, отгораживая её горными отрогами от посторонних глаз.

По замыслу проектировщиков, место было идеальным - хранилище ядерных зарядов решено было обустроить в толще массивов горы Кизилташ.

Строительство, началось в 1950 году. Руководили стройкой специалисты Ленинградского Метростроя.

Многие работы выполнялись силами заключённых, и это были специально отобранные рабочие, имевшие опыт горнопроходческих, шахтных работ.

Первым начальником Кизилташского объекта был назначен полковник государственной безопасности Михаил Васильевич Немировский.

Масштабы работ были огромны. Почти до самого подножия горы в её толще пробили тоннель, по ширине и высоте не уступающий тоннелю метрополитена.

Длина его более двух километров. Тоннель выходил наружу с другой стороны горы, где был устроен запасной выезд в районе посёлка Старый Крым. Под вершиной горы располагался сборочный зал и несколько хранилищ самих изделий и их узлов.

Высота сборочного зала составляла около двадцати метров, а длина несколько десятков метров. Зал был оборудован мостовым электрическим краном, несколькими грузоподъёмными тельферами и специальными сборочными местами.

Во все помещения были проложены от главного въезда-портала рельсы, позволявшие осуществлять передвижение тяжёлых грузов специальными вагонетками.

Портал представлял собой массивное железобетонное помещение, почти укрытое в толще горы. Снаружи видны были только массивные стальные ворота, которые при необходимости могли маскироваться занавесом из плотного брезента под цвет горы.

Климатические параметры в каждом сооружении поддерживались автоматически. В каждом помещении осуществлялся радиационный контроль.

Даже при сильном радиоактивном заражении снаружи, под землёй можно было безопасно существовать несколько суток.

Перед каждым помещением располагался караульный пост. Службу здесь несли офицеры батальона внутренней охраны МВД, строго проверявшие, есть ли в пропуске подошедшего офицера штамп для прохода именно в это помещение.

Строительные работы под землёй были закончены в 1955 году. За это время на территории объекта были построены электростанция, несколько домов для офицеров и служащих части, автобаза, Дом офицеров, госпиталь с поликлиникой, магазин, стационарные контрольно-пропускные пункты на въездных дорогах, школа, детский сад и ясли.

Бывший сотрудник этой базы М. Изюмов, рассказывает в своих воспоминаниях следующее:

«Бывшее здание военного санатория переоборудовали в «заводоуправление». Был приведен в порядок монастырский сад, с гигантскими деревьями грецкого ореха, персиков, черешен, груш.

Саженцы от этих деревьев начали приживаться во дворах и садиках финских домиков, которые становились жилищами офицеров объекта. Был откопан и приведен в порядок целебный сероводородный источник. Дороги объекта привели в идеальное состояние.

Вся территория объекта была огорожена по периметру, в том числе по крутым горным склонам, высоким многорядным заграждением из колючей проволоки, причём в середине заграждения была полоса, по которой регулярно проходили патрули со сторожевыми собаками. Были тут и всякие хитроумные сигнальные устройства, засекавшие не только проход человека, но и зверей.

Узлы «центральных частей» изделий при хранении должны были периодически проходить регламентные проверки. Эти весьма ответственные операции выполнялись офицерами службы хранения центральных частей и также были достаточно вредны.

Одной из самых вредных операций была проверка вручную входивших в состав первых образцов изделий постоянно действующих нейтронных источников типа НИ-2 и НЗ-5Б.

Источники хранились в контейнерах со стенками, включавшими толстый слой парафина, которые мы прозвали «горшками». Каждый горшок размещался в отдельном металлическом сейфе.

В подземном хранилище, где стояли эти сейфы, уровень нейтронного излучения был столь велик, что вольфрамовая нить обычной электрической лампочки перегорала за счёт нейтронной бомбардировки через 13 минут.

А максимально допустимый срок пребывания человека в этом хранилище не должен был превышать 43 секунды. Каждый раз одному из офицеров приходилось нести с собой новую лампу, вывинчивать сгоревшую и заменять её. В это время два других офицера вскрывали сейф, вынимали очередной «горшок» и выносили его в коридор, где ставили на тележку со стенками из парафина. Тележку по недлинному коридору катили в лабораторию, где на специальном столе «горшок» после осмотра вскрывали, вынимали источник и помещали его руками на полку специального экрана из толстого оргстекла, в котором прямо против полки с источником была отлита из того же оргстекла лупа. Через лупу источник осматривали.

Сам источник представлял собой шарик из золота несколько сантиметров в диаметре, состоявший из двух полушарий, соединённых закаточным швом. Осмотр целостности этого шва и составлял, вместе с проверкой веса источника на специальных аналитических весах, суть регламентной работы. Для осмотра источник за экраном осторожно приходилось поворачивать одной рукой, одновременно глядя в лупу экрана. На руки контролёра были надеты тонкие белоснежные хлопчатобумажные перчатки, которые после регламента шли в контейнер с отходами. После осмотра источник помещался в «горшок», который опечатывался и опять водворялся в хранилище. Электрическую лампочку снова заменяли. Все манипуляции с источником, как положено, отмечали в формуляре на этот узел.

В такой работе обычно принимали участие все офицеры службы хранения центральных частей и офицеры контрольно-поверочной лаборатории, в том числе офицер-дозиметрист.

Сценарий работы заранее расписывался и отрабатывался по секундам. Предусматривалась взаимозаменяемость работавших на разных этапах офицеров для минимизации получаемой дозы нейтронного облучения. Тем не менее, суммарные дозы были достаточно высоки.

Без принятия мер предосторожности у некоторых товарищей появлялись неприятные последствия — на следующий день наблюдался весьма жидкий стул со следами крови.

…Телевизоров у нас не было - в ущелье телеволны через горы не проникали. Даже письма и посылки нам приходили в почтовые отделения соседних крымских городов - Симферополя и Феодосии. Казалось, никто нами не интересуется...».

А дальше М. Изюмов описывает случай, как однажды были пойманы шпионы, следившие за перемещением «изделия» с территории базы в Феодосию:

«Все наши грузы перевозились автомобилями по автодороге в Феодосию и обратно.

В Феодосии располагалась наша "перевалочная база" - небольшая воинская часть, имевшая на своей территории просторный пакгауз, куда подходила от железнодорожной станции Феодосия рельсовая ветка. Именно в этом закрытом пакгаузе, при наличии солидного наружного караула, из крытых вагонов в крытые автомобили "переваливались" спецгрузы, приходившие в наш адрес. Там же совершалась и обратная операция - загружались в вагоны отправлявшиеся нами изделия и узлы.

Командир нашей "перевалки" - энергичный, весьма толковый и опытный капитан-лейтенант Николай Иванович Загребельный - профессионально руководил такими работами, тактично предостерегая молодых офицеров объекта от поспешности и связанных с малым опытом ошибок.

Как правило, перед отправкой автоколонны в Феодосию (или обратно) офицеры нашего особого отдела на неприметной легковушке неспешно проезжали по трассе, просматривая окрестности дороги. Однажды летом, кажется, 1958 года, обаятельный улыбчивый весельчак майор госбезопасности Иван Килимник, совершая контрольный проезд перед прохождением колонны с изделиями, заметил на обочине дороги, недалеко от Планерского, серую неприметную "Победу" с поднятым капотом и открытыми дверями.

На заднем сиденье находилась женщина, а на месте водителя - мужчина. Килимник неспеша заехал за пововорот дороги, остановил машину и, пробравшись через кусты, стал незаметно наблюдать за этими автомобилистами. Внезапно послышался шум приближающегося грузового автомобиля. Мужчина быстро выскочил из кабины и склонился над мотором, изображая ремонтные работы. А женщина энергично переместилась за руль. Грузовик проехал, и парочка лениво вернулась на свои прежние места.

Майор поспешил в машину и по рации доложил полковнику Рогову о замеченном. Ему велели продолжать наблюдение. Скоро показалась наша автоколонна.

Автомобилисты быстренько переместились - он под капот, она - за руль. В хвосте колонны шла машина с опергруппой особого отдела, которая внезапно отделилась от колонны и затормозила у самой "Победы". Сюда же подъехал и майор Килимник. Туристы оказались сотрудниками одного из американских консульств в нашей стране, а под капотом их машины раполагался высокочувствительный нейтронный радиометр, показания датчика которого выводились на шкалу монитора, расположенного в кабине.

Взятые с поличным, разведчики признались в выполнении шпионского задания. Если не ошибаюсь, майор Килимник был награждён орденом Красного Знамени, а мы все получили урок бдительности».

Вот такие интересные воспоминания.

Совсем недавно, летом 2014 года, по адресу улица Горького, 4 открыли мемориальную доску инженеру-полковнику Советской армии, командиру первого ядерного арсенала СССР Василию Маслову.

Что будет с подземными сооружениями базы сегодня? Ведь сооружение грандиозное.

Возможно, что мы станем свидетелями того, как в это ущелье снова будет запрещен въезд, и тут снова расположится какой-нибудь секретный военный объект.

А может быть, тут появится какой-нибудь важный промышленно- хозяйственный объект.

В любом случае, то что было создано трудом тысяч человек, не должно быть окончательно уничтожено.

Последнее изменениеСреда, 12 Ноябрь 2014 15:58
Другие материалы в этой категории: Озеро-залив Донузлав »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены