Banner Top

Log in
  
Сегодня:

Прокурор Крыма: «Я поняла, что в Киеве я не останусь и служить новой фашистской власти я не буду»

На своей страничке в Фейсбуке прокурор Республики Крым Наталья Поклонская поделилась с читателями воспоминаниями о майдане. Ровно год прошел со времени тех событий:
«Я помню, когда я ещё была сотрудником Генеральной прокуратуры Украины, 1 декабря 2013 года (в День работника прокуратуры Украины) нас поздравили Министр внутренних дел и Генеральный прокурор – всё было торжественно, красиво.

А на следующий день в 7:30 утра мне позвонили и сказали срочно выходить на службу. С этого момента майдан для меня не замолкал.
Майдановцы начали блокировать здание Генеральной прокуратуры Украины. Возле входа в здание Генпрокуратуры начали жечь костры и организовывать всяческие провокации.
Помню, в один из дней я прихожу на работу, а майдановцы легли на землю у входа в Генпрокуратуру в 4 ряда, и мне пришлось перешагивать через них, а корреспонденты мне микрофон в лицо и просят комментировать, почему я переступаю через людей.
Ещё я хорошо помню, как шла из церкви и вдруг услышала выстрелы. Тогда меня ещё поражало бездействие украинских правоохранительных органов.
Всё это время многие сотрудники Генпрокуратуры надеялись, что поступит команда пресекать нарушения закона. Но было немало коллег, которые были за майдан. В нашем коллективе уже был конфликт.
Когда майдановцы захватили власть, вместо милиции на входе в здание Генеральной прокуратуры сразу стали люди из «Самообороны Майдана» с автоматами на плечах, и к нам пришел назначенный Александром Турчиновым новый «генпрокурор» Олег Махницкий.
Он выступил перед нами, а потом спросил, какие у нас есть пожелания или мысли. После этого на трибуны вышел какой-то паренёк, стал читать стихотворение про Родину, рассказывать, как он ходил на майдан, рассказывал про «небесную сотню», про то, какие они все герои, и потом сказал, что теперь мы будем жить по новым законам и у нас будет новая счастливая жизнь. И из зала начали кричать то же самое. А я в тот момент, наблюдая за всем этим, хотела провалиться от стыда и позора сквозь землю. Осталось только фашистскую свастику всем нацепить на форму.
После этого мне стали звонить с угрозами бывшие обвиняемые, которые теперь заявляли, что они герои и майдановцы. В тот момент мне было не столько страшно, сколько противно и обидно, что теперь я не смогу надеть форму – ну как можно служить фашистам?
Я поняла, что в Киеве я не останусь и служить новой фашистской власти я не буду.
У меня было много друзей в Киеве - вполне нормальных и адекватных людей, которые стали мне звонить и, ратуя за майдан, указывать что мне делать.
Я пыталась доказать им, что во взглядах на происходящее заблуждаются именно они. Спорила также и со своими коллегами из Генпрокуратуры, но, увы, бесполезно - они слышали только себя. Всё произошло, как в стихотворении: «В один миг наречённые братья отречёнными сделались вдруг».
Я уже говорила и скажу опять: я сделаю всё для того, чтобы никогда не допустить в Крыму такого беспредела, который устроили год назад в Киеве».

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены